Дух предков

 

 

 

Творческие Мастерские Хронотоп представляют выставку-продажу  картины «Дух Предков». Холст, масло. ИНК.

Отрывок из интервью с художником ИНК:

— Расскажите про эту картину.

— В Братиславе три самых больших коллекции моих работ. Один из коллекционеров сделал мне огромный заказ. А у меня была идея после Софии – я там увидел мозаики, которые сохранились со времен Византии. Когда это сделали мечетью, паша запретил эти мозаики уничтожать. Свою идею я назвал «Золото предков». Это такая серия картин, как будто расчистка – замазано все было известкой и стали расчищать, там – вот что-то такое. А центральная картина – вот эта. Лицо написано рукой, не кистью. Не знаю, почему. Слова слишком грубая вещь, словами можно испоганить все, что угодно. Слова – это либо дверь, тогда хорошо. Либо стена, тогда плохо. Но у того человека произошла материальная история, и он попросил меня выкупить картину назад. И я у него выкупил и привез ее в Москву.

 

Буклет "Дух Предков"

— Он очень грустный…

— Да как-то поводов для веселья особых нет.

— Поражает в этой картине конфликт между геометрией и такой вот тонкой духовной…

— Ну, вот тот ромб – он, наверное, из иконы. Как символ другого пространства. Но я честно вас скажу, когда я художник, то я – художник. Я ничего головой не делаю, рождается, и я делаю. Самая большая моя работа – это впечатление от тайной вечери, называется «Кровь, плоть, дух». Огромная работа по размеру и количеств холстов. Я ее просто увидел и был уверен, что никогда не напишу, но написал. Важно ведь что? Когда ты художник, ты – художник. Когда ты музыкант, ты – музыкант. Когда ты профессор, ты – профессор. В этом есть своя прелесть. Я это называю живыми персонами. Ты существуешь в некотором количестве ипостасей, и все они – живые. Но есть еще ты, который никто, и зовут его никак. Но это – ты. Нужно уметь переключаться. Самое страшное, когда под видом духовного искусства такая дидактика начинается. А я же – по началу театральный режиссер. Не шибко знаменитый. Но на один спектакль рецензия в журнале была. Ну, и на качеств спектаклей никто не жаловался. Всегда жаловались на другое – «Вы не живете жизнью коллектива. «К спектаклям претензии есть?». «Нет». «Все. Жить жизнью вашего коллектива не собираюсь. У меня своя жизнь». И, вообще, я такой авантюрист по натуре, бродяга. Честно говоря, меня не очень интересует слава потому, что она фиксирует человека. Я делаю то, что мне нравится. Вот живопись, например. Я живописью поздно начал заниматься. Сколько же мне было лет? Пятьдесят, по-моему. Но я каждый день вставал к мольберту. Я попробовал учиться. Мне нашли лучшего в Питере педагога. Я один раз у него был, и понял, что вот она – смерть моя. Заплатил ему за три урока, как договаривались и больше к нему не ходил. Я просто каждый день становился к мольберту, и так три года, каждый день, и сам открывал для себя все эти технические вещи, и всякое такое прочее. Так что есть работы, в которых я вижу – надо доделать. А есть работы очень давние, в которых мне ничего не хочется менять.

DSC04170

 

 

Наши контакты:
Москва, Пестовский 12-5